Юрий Крук, вице-президент Украинского Союза промышленников и предпринимателей по вопросам морской политик

Затонувший в ноябре прошлого года танкер Delfi в районе пляжа «Дельфин», стал одним из главных вопросов, обсуждаемых не только специалистами морской отрасли и официальными представителями всех уровней власти, но и украинскими СМИ. Редакция «Портов Украины» попросила прокомментировать ситуацию вице-президента Украинского Союза промышленников и предпринимателей по вопросам морской политики Юрия Крука.

– Юрий Юрьевич, на сегодняшний день вы являетесь действующим депутатом Одесского городского совета. Какие предпринимаются действия со стороны города по вопросу ликвидации последствий аварии танкера Delfi?

– Вопросы, связанные с какими-либо аварийно-морскими событиями регулируются предусмотренными международными договорами Украины и национальным законодательством в отношении торгового мореплавания. То есть, это не юрисдикция городских властей. Тем не менее, город неоднократно озвучивал свою принципиальную позицию относительно ситуации с Delfi: затонувший объект необходимо поднять и отбуксировать в заранее отведенное место. Точка.

– Сегодня, когда фактически стартовала предвыборная кампания в местные советы, тема Delfi приобретает особую остроту. В СМИ все чаще встречаются яркие заголовки и бесконечные дискуссии в стиле «что делать?» и «кто виноват?»

– Люди, не знакомые со спецификой морского права, даже не подозревают, что ответ на эти вопросы дает Кодекс Торгового Мореплавания (КТМ), который является основным источником, регулирующим отношения торгового мореплавания на территории Украины.

Согласно ст.122 КТМ, если судовладелец не отказывается от затонувшего имущества, его обязанность и законное право, осуществить подъем судна в течение установленного капитаном порта сроком. Насколько я помню, еще в ноябре 2019 года, собственник затонувшего имущества официально заявил о своих намерениях капитану Одесского морского порта самостоятельно (за свой счет) осуществлять операцию по подъему Delfi, в установленные законом сроки. В связи с этим, хочу подчеркнуть: подъем танкера — это обязанность судовладельца! На сегодня — это единственное законное решение в данном вопросе.

– На прошлой неделе, на пляже «Дельфин», в районе затонувшего танкера появилась ограждение из сетки и объявление о том, что пляж временно закрыт, в связи с выполнением работ. Можно ли это считать первым признаком начала работ по эвакуации Delfi?

– По имеющейся у меня информации, судовладелец активно готовится к операции по подъему. Им инициированы и профинансированы водолазные работы (с привлечением специального робота) для обследования корпуса судна. На основе данных исследований разработан План производства работ (ППР), в котором подробно описаны технология и пошаговые действия готовящейся эвакуации затонувшего танкера, и дальнейшей его транспортировки. Более того, в конце прошлой недели, судовладелец должен был передать ППР на рассмотрение и согласование капитану Одесского морского порта.

– Каковы функции Администрация морских портов Украины в ситуации с подъемом Delfi? Почему она самостоятельно не начнет работы по эвакуации?

– Касательно, участия в данном вопросе государственного предприятия «Администрация морских портов Украины», предлагаю также обратиться к букве Закона. На сегодняшний день ГП «АМПУ» юридически НЕ ИМЕЕТ ПРАВА начать вести работы по ликвидации последствий аварии. Связано это отсутствием у государственного предприятия ряда необходимых документов, не относящихся к его юрисдикции. А именно: НЕТ Предписания капитана Одесского морского порта, НЕТ официального подтверждения собственника о готовности взять на себя обязанность компенсировать ГП «АМПУ» расходы, которые предприятие понесет при проведении работ и ряда других необходимых документов. Более того, согласно ст.123 КТМ, только в случае, если судовладелец не поднимет затонувшее имущество в установленные сроки, Администрация морских портов Украины имеет право (именно право, а не обязанность!) осуществлять операцию по подъему танкера. Но, еще раз повторюсь, исходя из вышеперечисленных действий собственника, он настроен на самостоятельное решение данного вопроса.

– Как реагирует на ситуацию с Delfi Государственная экологическая инспекция?

– Вы неприятно удивитесь, но со стороны экологов нет никакой реакции. Ни одного официально документа. Ведь для того, чтобы подтвердить тот факт, что Delfi действительно, представляет непосредственную угрозу окружающей среде (а это одно из требований КТМ ст.123), необходимо официальное заключение от Государственной экологической инспекции. Насколько мне известно, на сегодняшний день такого документа нет. Более того, как мне кажется, еще в ноябре 2019 года, именно Госэкоинспекция должна была первой оперативно отреагировать на эту аварию. Нужно было идти в суд, предъявлять иск судовладельцу, обязать его компенсировать убытки, нанесенные морской среде/ Наше счастье, что в данном конкретном случае мы столкнулись с небольшим танкером, который на момент аварии был, практически, пустой (топливо). А если бы, не дай Бог, это было большое судно? Страшно себе представить возможные экологические последствия такой катастрофы…

– 25 июня истекает срок, установленный судовладельцу затонувшего судна, капитаном Одесского морского порта. Каковы ваши прогнозы?

– Прогнозировать как будут развиваться события не берусь. Как говорят в Одессе – есть варианты. Но, я уверен — в любой ситуации, нужно действовать, исключительно в рамках Закона, а не идти на поводу у эмоций. И тогда, даже самый сложный вопрос решается легко и просто.

Репосты:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *