Директор КП «МПСС» Виктор Сударев: «За десять лет проведена колоссальная работа»

Десять лет назад было создано Казенное предприятие (КП) «Морская поисково-спасательная служба» (МПСС). За этот сравнительно небольшой срок предприятие пережило несколько непростых периодов — становление, реорганизацию, стагнацию и прогресс в развитии. О проблемах роста, кадровых перипетиях, финансировании, а также целях и задачах службы и о достигнутых результатах «Портам Украины» рассказал директор МПСС Виктор Сударев.

— Вы были инициатором создания Морской поисково‑спасательной службы как самостоятельного предприятия и первым ее директором. Вы довольны результатом?

— Морская поисково‑спасательная служба создана в октябре 2011 года по решению правительства. Толчком послужило не совсем приятное событие. А точнее, не побоюсь этого слова, уничтожение тогдашней Морской администрации Украины (Укрморречфлота). В этой структуре я проработал девять лет, с 2002 по 2011 годы, слабые и сильные стороны поиска и спасания мне были хорошо известны. Так что, когда мне предложили организовать предприятие, которое будет заниматься всем комплексом задач государства в сфере готовности и реагирования при бедствии на море, я согласился. Охрана человеческой жизни на море — дело благородное, это полностью соответствовало моим жизненным целям.

Когда меня спрашивают, чем мы занимаемся, я отвечаю: «Мы вторые после Бога. Бог дает жизнь, а мы ее спасаем, когда он нам позволяет». Это очень ответственно! Фактически 10 лет назад мы начали свою работу с нуля. После развала Союза функции поиска и спасания были рассеяны по разным предприятиям, лишены взаимодействия, в итоге были неэффективны.

Многочисленные реорганизации эффекта не давали. Поэтому мы начали с главного — с концентрации на одном предприятии всех составляющих национальной системы поиска и спасания людей на море: прибрежной системы связи, координации поискового-спасательных работ, дальней идентификации судов и поисково-спасательного флота.

Материально-техническая и нормативная база создавались одновременно.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

— Что тогда было самым сложным?

— Тогда вообще никто не верил, что такое предприятие будет создано. В нашем государстве, к сожалению, ко всему новому относятся негативно. Но конвенционные обязательства государства, помноженные на энергию и настойчивость, сделали свое дело. Наша идея «проросла». Меньше чем за год Морская поисково‑спасательная служба стала полностью функциональной.

С нуля построили организационную структуру предприятия, получили финансирование и насытили ее техникой и кадрами. Все, что отвечало задачам предприятия и находилось в Морской аварийно-спасательной службе и в госпредприятии «Морком», вошло к нам. Большую помощь оказало министерство, организовав закупку поисково-спасательных катеров, которых до этого в принципе не было в Украине.

Конечно, в самом начале было непросто. Буквально через пару месяцев, как мы приступили к работе, нас ожидало первое серьезное испытание, о котором мало кто знает. Это был январь 2012 года. Тогда на Азове была тяжелейшая ледовая обстановка. И в это самое время 27 судов в нарушение всех мер безопасности оказались зажаты ледовыми полями в районе Арабатской стрелки. У нас на тот момент в штате было где-то шесть человек и никакой техники. Пришлось обратиться к смежникам, и для спасательной операции выделили вертолеты, которые базировались в Симферополе. Ветер дул сильнейший. Одно судно горело, другое было раздавлено льдами и затонуло. Но всех людей удалось спасти!

Это было первое боевое крещение КП «МПСС». После этого наше предприятие начало набирать обороты. И уже в начале мая 2012 года мы провели смотр-парад и продемонстрировали возможности нашей службы. Это было мощно, красиво, душевно. Флот выстроился в Одесском порту, приехало руководство, на все это посмотрело, поздравило, позавидовало, и через неделю меня отстранили от работы, а через три месяца — уволили…

В должности руководителя я не проработал и полгода. «Если Сударева отпустить дальше, то мы его уже не догоним», — так говорили в кулуарах люди, которых я считал своими друзьями. После моего ухода за короткое время на предприятии сменилось много руководителей.

— Ваши оппоненты считают, что для поиска и спасания на воде не обязательно было создавать отдельное предприятие. Эти задачи можно было выполнять силами и средствами Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, Военно-морских сил, Госпогранслужбы, портов…

— Действительно, некоторые «эксперты», время от времени будоражат транспортную отрасль фантазиями о том, как силами разрозненных служб и ведомств можно эффективно обеспечивать выполнение обязательств Украины по Международной конвенции об охране человеческой жизни на море и Конвенции о поиске и спасании на море. В разных странах эта работа организована по-разному. IМО и ІСАО тратят десятилетия, чтобы усовершенствовать механизмы кооперации различных служб при бедствии на море. Украина же в данном случае намного опередила другие государства, объединив все сегменты национальной системы поиска и спасания на море в одну структуру.

Судите сами: в холодной воде, особенно в непогоду, при сильном ветре, у человека есть один-два часа, а иногда и меньше, чтобы выжить. И мы обязаны прийти ему на помощь! Времени на переговоры и согласования просто нет. Требуются четкие, отработанные до автоматизма действия.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

Как показывает мировой и наш собственный десятилетний опыт, в проведении поисково‑спасательных операций мы на правильном пути. Объединение в одну службу морского спасательно-координационного центра, морских спасательных подцентров, береговой системы связи при бедствии, спасательного морского и авиационного флотов, то есть всех элементов Национальной системы поиска и спасания на море, существенно сокращает время реагирования и обеспечивает наибольшую эффективность спасательных операций. Это будущее всех SAR-служб мира.

Поэтому большим ударом по МПСС стала ее реорганизация. В 2013 году казенное предприятие по решению правительства включили в состав Администрации морских портов Украины. Всего через два года всем стала очевидной пагубность такого решения. К сожалению, в основу такого понимания легли человеческие жизни.

— Вы имеете в виду гибель рыбаков в районе Затоки?

— Да, аварию судна «Иволга» в 2015 году. Тогда погибли 23 человека — в 500 метрах от берега. Эта трагедия и послужила толчком для принятия Кабинетом министров Украины решения о восстановлении деятельности Морской поисково‑спасательной службы. По итогам расследования причин аварии, которую проводила государственная комиссия, реорганизация была признана ошибочной. Поисково-спасательная деятельность, несвойственная для ДП «АМПУ», была даже не на втором, а на третьем плане. Например, в районе Затоки должен был базироваться поисково‑спасательный катер. Соответствующий приказ, как выяснилось, по АМПУ был издан. Но… просто не выполнен. И никто это не проконтролировал. Вообще, развитие МПСС в составе АМПУ фактически было остановлено. Неизбежным результатом стало очевидное снижение поисково-спасательной готовности, уровня безопасности судоходства в Украине в целом.

Поэтому в феврале 2016 года правительством было принято решение о восстановлении Морской поисково-спасательной службы как отдельного казенного предприятия, на которое возлагался бы весь комплекс смежных задач. Мне предложили продолжить работу над совершенствованием национальной системы поиска и спасания, понимая, что наша служба — одно из самых перспективных и динамично развивающихся предприятий в отрасли, с большим будущим и задачами международного и регионального масштаба. Конечно, тут не последнюю роль сыграла позиция Мининфраструктуры. В то время отраслевым заместителем министра был Юрий Юрьевич Васьков.

Перед нами также была поставлена непростая задача, связанная с ликвидацией МПСС. Вернее, ее имущества, к тому времени частично утраченного за рубежом, частично изношенного до состояния металлолома.

— Что представляет собой сегодня Морская поисково‑спасательная служба?

— Напомню, что Украина как морская держава и участник большинства международных конвенций IMO взяла на себя обязательства отслеживать случаи бедствия на море, координировать поисково‑спасательные работы в зоне своей ответственности и предоставлять помощь людям, попавшим в беду. Бесплатно. Наша зона ответственности — это морской поисково-спасательный район Украины в акватории Черного и Азовского морей площадью около 137 тыс. квадратных километров. Это и есть наша основная задача.

Инфографика предоставлена пресс-службой КП «МПСС»

Для ее выполнения все подразделения службы работают в тесном взаимодействии друг с другом. Это Государственный морской спасательно-координационный центр (ГМСКЦ), который находится в Одессе, и в его подчинении — Морской спасательный подцентр в Бердянске. Это береговой сегмент Глобальной морской системы связи при бедствии (ГМССБ). Это и Национальный центр данных дальней идентификации и контроля местоположениях судов. Кроме того, наша служба оперирует собственным поисково-спасательными флотом — шестью поисково-спасательными катерами и спасательным судном ледового класса «Сапфир».

Все подразделения работают 24 часа в сутки, что позволяет принимать сообщения от судов и людей, терпящих бедствие, и оперативно реагировать на них. Каждый принятый сигнал подлежит обязательной обработке, и в случае его подтверждения незамедлительно начинается поисково-спасательная операция. Все поисково-спасательные суда находятся в оперативном подчинении ГМСКЦ и готовы к немедленному реагированию.

В год мы получаем 250-300 сигналов бедствия. Но не все они являются призывами о помощи. К примеру, аварийные буи морских и воздушных судов тоже подают большое количество сигналов. Задача нашей службы — все проверить, ложные сигналы отфильтровать, реальные принять и оказать помощь. Мы действуем на опережение, чтобы предупредить гибель людей в море, а это и мониторинг надводной обстановки, и разъяснительная деятельность, и договоры с пассажирскими судами о сопровождении, и многое другое. Поэтому работаем с судоходными компаниями, яхтсменами, капитанами судов, со всеми другими предприятиями, которые обеспечивают работу государственной системы управления безопасностью судоходства Украины.

— А если говорить о спасательных операциях…

— Что касается непосредственно самих спасательных операций, то за время работы службы таких операций проведено более сотни, спасено свыше 400 человек. При этом хочу отметить, что итоги нашей работы статистика фактически не отражает. Чем меньше реальных случаев бедствия на море, тем лучше мы работали. Это и есть самый главный показатель деятельности КП «МПСС».

Экипажи поисково-спасательных судов — это специально отобранные и обученные по самым современным стандартам люди. Высокого класса профессионалы, которые могут выполнять любые задачи в условиях повышенной опасности и с большим риском для своей жизни. Спасатели и физически, и психологически должны быть готовы к работе в бушующем море — их жизнь иногда в гораздо большей степени подвержена риску, чем жизнь спасаемых.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

Когда случилась беда с рыбацким судном «Иволга», в районе Затоки находился земснаряд, но моряки этого судна не смогли прийти на помощь. Как выяснилось, просто струсили. Без специальной подготовки, оказавшись лицом к лицу со стихией, не каждый может справиться с задачей, и не каждый готов рискнуть своей жизнью и жизнями товарищей во имя спасания других. Поэтому нами ведется колоссальная работа по поддержанию и совершенствованию навыков наших спасателей. Это постоянная учеба и тренировки в условиях приближенных к реальным.

— В каких местах сегодня базируется спасательный флот?

— Точки базирования расположены вдоль всего побережья. В районе Черноморска находится основная база. Там базируется флагманское спасательное судно «Сапфир». У него двухчасовая готовность для выхода в море.

Высокоскоростные, всепогодные катера летом находятся в 15-минутной готовности. После получения сигнала бедствия, вдумайтесь, через 15 минут начинается движение судна. Сколько людей могут пожать руку нашим морякам за спасание в открытом море! Катера стоят в готовности также в Вилково, в Затоке, в районе Южного, Черноморска, в Скадовске и Бердянске.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

— А что за случай с вашим судном «Аметист» произошел в акватории порта Черноморск?

— «Аметист» — это старый морской буксир, который находится в отстое уже более 30 лет, со времен Союза. Никакого топлива на нем давно нет. Судно подлежит утилизации, но списать госимущество не так-то просто. Эти вопросы в госсекторе решаются годами из-за неготовности чиновников брать на себя ответственность.

А неправдивую информацию о том, что тонет судно спасателей и в акваторию порта выливается топливо, распространило одно из местных СМИ. По этому поводу АМПУ дало опровержение. Словом, это был фейк, вброшенный в информпространство, чтобы нанести моральный ущерб нашему предприятию. И таких вбросов за последние годы было немало.

— В планах предприятия было создание авиаподразделения?

— К сожалению, это один из тех насущных вопросов, которые пока решить не удалось. Хотя наше предприятие уже не первый год настойчиво добивается создания авиационного подразделения. Это не прихоть, а насущная потребность для работы в тяжелейших погодных условиях, в условиях ураганного ветра и в ночное время. Надо учитывать, что не каждое судно в шторм сможет быстродобраться до места происшествия. Если посмотреть мировую статистику, то суда терпят бедствие не у берега, а в открытом море, в тяжелейших погодных условиях. Первыми на помощь людям, учитывая погодные условия и расстояние от точек базирования спасательного флота, приходят специализированные вертолеты.

То есть в мире уже давно поиск и спасание на море совершается в большей мере авиацией, и чтобы МПСС могла спокойно и эффективно работать в таком огромном морском поисково-спасательном районе, как наш, без авиации никак не обойтись. Поэтому в планах предприятия значится закупка не менее двух вертолетов и одного небольшого поискового самолета.

Авиационное подразделение — это будущее Морской поисково‑спасательной службы. Государство рано или поздно решит эту задачу. Мировая практика показывает, что развитие SAR-служб в мире идет, к сожалению, после катастроф с большими человеческими жертвами и огромным медийным резонансом.

— Проблема в финансировании?

— Да. Проблемы в выделении средств. Но это тема отдельного разговора. Скажу лишь, что государство на поиск и спасание на море должно выделять необходимые ресурсы. В противном случае система будет работать по остаточному принципу, от катастрофы к катастрофе.

— Многие считают, что использование целевых портовых сборов, в данном случае корабельного, для финансирования вашей службы не совсем верное решение.

— Вы знаете, когда речь идет о международных обязательствах государства, и тем более о спасании человеческой жизни, то источники финансирования не так важны. Что же касается портовых сборов с судов, заходящих в наши порты, то верно — за поиск и спасание на воде специальный сбор не взимается. Но при этом я бы хотел обратить внимание на ряд важных моментов. В первую очередь, на прямую связь, которую многие не хотят замечать (а она есть), между системой поиска и спасания и стоимостью фрахта.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

Поясню подробнее. Если бы в Украине отсутствовала наша служба в том виде, в котором она есть, то фрахт судна, идущего в украинский порт, был бы дороже — с учетом дополнительного риска. Любая медицинская эвакуация члена экипажа, а несчастных случаев на судне множество, стоит денег и немалых. Когда наше предприятие не работало, то судовой агент в случае чрезвычайных ситуаций вынужден был самостоятельно нанимать плавсредство. А выход одного катера на Одесский рейд в неблагоприятных погодных условиях мог стоить от $10 тыс. до $20 тыс. При этом не всякое судно может выйти в море в непогоду.

Сейчас этих проблем нет. Потому что медицинская эвакуация с рейдов всех портов Украины осуществляется нашим предприятием. Бесплатно. Капитану достаточно выйти в эфир и запросить эвакуацию. Буквально недавно наша служба забрала с дальнего рейда напротив порта «Пивденный» моряка с подозрением на инсульт. Человеку спасли жизнь.

Хочу отметить, что мы делаем незаметную, но очень важную работу. К сожалению, нашему предприятию из-за частой смены власти, кадровых перестановок в министерстве и присутствия в отрасли непрофессионалов приходится периодически пояснять, кто мы и что мы, как у нас все устроено и работает.

— Сегодня тоже?

— Благодаря возвращению в министерство профессионалов морской отрасли могу сказать, что появился свет в окошке. Верим, что новый министр и его команда профессиональных менеджеров и управленцев будут решать задачи по развитию всех отраслей. А мы со своей стороны обеспечим им надежный тыл. Ведь одна недооцененная морская катастрофа с человеческими жертвами может перечеркнуть результаты всей командной работы. Я иногда сравниваю наше предприятие с могучим кораблем класса линкор. То он бывает белый и красивый, то весь в отметинах от попаданий вражеских снарядов и торпед. Маневрируя, его всегда профессиональный экипаж ведет огонь главным калибром по заранее намеченным целям и добивается побед. Хотелось бы, приходя в порт приписки, не получать засекреченных приказов об увольнении капитана линкора и его команды.

— Вы имеете в виду частую смену руководителей Морской поисково-спасательной службы?

— Именно так. Меня уже несколько раз увольняли с должности руководителя и снова возвращали. Первый раз — в первые полгода работы предприятия. Потом этот вопрос поднимался, наверное, один раз в год. Последний приказ об увольнении был в 2019 году, его подписал тогдашний глава Морской администрации, который через день был уволен сам. Может ли такая служба, как наша, работать стабильно и спокойно в такой кадровой турбулентности? Ладно, я человек бывалый. В должности заместителя главы «Укрморречфлота» меня увольняли примерно один-два раза в год. А каково в этой ситуации коллективу видеть «своих» в прошлом товарищей по работе в роли штрейкбрехеров, людей, которые не выдержали испытаний? Это тяжело.

Кадровые авантюры не прибавляют предприятию успеха и не повышают безопасность мореплавания.

— Что сделано за последние годы из того, что запланировано?

— За десять лет, и особенно после 2016 года, проделана титаническая работа. Фактически мы заново сформировали материально-техническую базу нашего предприятия. При этом отмечу, все запланированное нами можно было давно ввести в строй, если бы не ужасная система строительного законодательства, бюрократия и другие препятствия.

— Что вы имеете в виду?

— Тут можно долго и долго перечислять, начиная от получения разрешений на строительство и заканчивая сертификатами готовности для сдачи объекта в эксплуатацию. Чтобы получить, к примеру, земельный участок в открытом поле для строительства вышки, нужен год. Сделать проект объекта строительства — полгода. Провести госэкспертизу — три месяца. Подписать разрешение на строительство — полгода. Но строить — это самое быстрое. Ввести в эксплуатацию — тоже долгий процесс.

Годами приходится решать насущные вопросы. А для госпредприятия это сложнее вдвойне. Все согласования, связанные с капитальным строительством, особенно с высоким уровнем опасности.

— И каков в итоге результат?

— Могу сказать, со своими задачами мы справились. После 2016 года фактически были переоснащены все наши центры, которые получают и обрабатывают информацию с береговых базовых радиостанций и судов. Напомню, вся полученная информация выводится на монитор в графическом виде для анализа, управления и принятия решений. Так вот, эти центры тогда и сегодня — это две большие разницы. Одни мы переоборудовали, другие построили с нуля. При этом перешли на европейские стандарты, поддерживаемые EMSA, переобучили персонал.

На финальной стадии находятся и наши проекты по развитию береговой системы связи. Их реализация позволит полностью покрыть нашу прибрежную зону вдоль Черного и Азовского морей. Это даст нам возможность более эффективно контролировать обстановку на море в зоне нашей ответственности и координировать действия спасателей в случае бедствия и просто услышать терпящих бедствие напрямую в самых «медвежьих» углах нашего побережья.

Для этих целей уже проведена реконструкция базовой станции в Бердянске, ее дальность действия — 23 морские мили. Там же открыт полностью реконструированный морской спасательный подцентр. Построены береговые базовые радиостанции в пгт Лазурное, в с. Николаевка Одесской области, в с. Кириловка Запорожской области. Начато строительство большой станции на о. Змеином с радиусом действия в 34 мили — завершение строительства планируется в 2022 году.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

Ранее мы технически переоснастили базовую станцию на мысе Большой Фонтан в Одессе. Современное оборудование позволило увеличить фактическую зону охвата до 26 морских миль и беспрерывно в автоматическом режиме получать информацию и вести наблюдение за поступающими сигналами от судов, находящихся в море.

Подчеркну, мы заканчиваем создание национальной береговой системы связи, являющейся частью глобальной морской системы связи, которая используется во время бедствия и в целях безопасности мореплавания. Это самый главный итог нашей работы в том, что касается инфраструктуры.

Что касается флота и его технического состояния, то и здесь проведена колоссальная работа. Нам пришлось возвращать к жизни суда в буквальном смысле этого слова. В АМПУ катеры выходили в море фактически раз в полгода. А для судна самое худшее — это простой.

Тот же морской буксир «Сапфир», который перешел от Морской аварийно-спасательной службы в 2016 году, тоже находился в нерабочем состоянии, восемь лет стоял у причала. Мы его капитально отремонтировали, оснастили современным оборудованием, и сейчас это наш флагман. Он может участвовать в любой операции, в любой точке Черного моря, и не только вместе с современными скоростными катерами, но и со вспомогательными скоростными катерами, которые мы построили для базирования на самом судне.

Фото предоставлено пресс-службой КП «МПСС»

Планируем в 2022-2023 годах получить минимум один, максимум два новых больших скоростных катера для реагирования в дальних точках поисково‑спасательного района.

Особенно хочу отметить активную деятельность предприятия на международной арене. Отличная и плодотворная работа наших специалистов по защите национальных интересов Украины как морской державы нашла практическое отражение в активизации участия Украины в Международной морской организации (IMO). В том числе в контексте противодействия агрессору в области поиска и спасания в частности и обеспечения свободы и безопасности судоходства в целом.

Профессиональная подготовка позволяет нам активно участвовать в выработке соответствующих документов от имени Украины, вносимых на рассмотрение фактически всех рабочих органов системы IMO как высших (Ассамблея и Комитеты), так и вспомогательных (подкомитеты), включая Подкомитет по навигации, радиосвязи, поиску и спасанию. Именно благодаря нашим усилиям удалось решить вопрос о фиксации в системе GISIS IMO (Глобальная интегрированная информационная система судоходства) факта принадлежности Украине морских спасательных подцентров в городах Севастополь и Керчь.

Отдельного внимания заслуживает и региональное лидерство нашего государства в рамках конференций стран Черного моря по вопросам морского поиска и спасания. При проведении такого мероприятия в Одессе в 2017 году по инициативе Украины была начата кропотливая работа по организации учений инструкторов для дальнейшей подготовки координаторов поисково-спасательных операций в Черноморском регионе при участии IMO. Впоследствии большинство черноморских государств доверили Украине возглавить корреспондентскую группу по этому вопросу с участием IMO. В итоге на 71-й сессии Комитета по техническому сотрудничеству IMO в сентябре этого года было принято решение об организации таких образовательных курсов и тренировочных учений в соответствии с предусмотренными ассигнованиями на период 2022-2023 годов. И что симптоматично — это международное событие будет проходить в Украине, в Одессе, на базе нашего предприятия, подтверждая таким образом морской статус Украины как лидера по вопросам сотрудничества в области поиска и спасания в черноморском бассейне как в международном, так и региональном измерениях.

Проведена также большая работа на двустороннем уровне в направлении заключения договоров с Болгарией, Румынией и Турцией о сотрудничестве в области поиска и спасания на Черном море, подписания с этими странами, а также с Грузией, меморандумов по обмену АИС-данными о движении судов в Черноморском регионе, организации ряда совместных двусторонних учений флотов поисково-спасательных служб и тому подобное.

Подытоживая, могу сказать, что к 10-летию казенного предприятия «Морская поисково-спасательная служба» мы подходим с большими достижениями во всех сферах нашей деятельности.

Репосты:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *