Контакты редакции:

ул. Коблевская 2/4 оф.4,
Одесса, 65125, Украина

Свяжитесь с нами!

Неоднозначный характер применения форс-мажорной оговорки в условиях коронавируса

На сегодня очевидно, что вспышка коронавируса 2019-nCoV уже нанесла серьёзный ущерб экономике как отдельных стран, так и на международном уровне в целом, а особенно – в Китае и связанными с этой юрисдикцией сделками, контрактами, поставками.

В отношении последствий вируса для шиппинга и международной торговли видятся два аспекта:

  • негативное воздействие на работу и оборот контейнерной отрасли в целом – в связи с отменами судозаходов в Китай, а также простоем контейнеров в карантине;
  • влияние на исполнение отдельных контрактов (как по контейнерам, так и по балку) – договоров купли-продажи и поставки, или чартеров.

Многие контейнерные линии заявляли о «неполных рейсах», об отмене судозаходов в Китай во избежание заражения членов экипажа и распространения коронавируса в другие порты по маршруту следования судна.

Эти отмены судозаходов, наряду с закрытием предприятий в Китае, означают, что во многих случаях контейнеры, которые доставляются на рынки Китая или оттуда вывозятся, либо остаются на борту судов, либо выгружаются в альтернативных местах выгрузки, либо передаются на хранение в различных портах и терминалах, что приводит к начислению демереджа и детеншена, стоимости хранения.

Если речь идет о перевозке навалочных грузов, то могут иметь место задержка в выгрузки, замена порта погрузки или выгрузки в связи с отказом туда идти со стороны судовладельца, введение режима карантина на судне и т.п.

За каждым из этих случаев следуют убытки стороны по договорам купли-продажи, вследствие чего будут предъявлены требования об их возмещении – друг другу, перевозчикам и страховщикам.

Для снятия с себя ответственности виновная сторона очевидно захочет прибегнуть к защите форс-мажорной оговорки. Как мы неоднократно подчеркивали, вопрос о применении форс-мажорной оговорки крайне неоднозначен и напрямую зависит от условий конкретного контракта и применимого права. Большая доля контрактов в сфере шиппинга и международной торговли регулируется английским правом, которое относится к системе общего права.

В большинстве стран общего права стороны могут ссылаться на форс-мажорные обстоятельства только в случае, если соответствующая оговорка предусмотрена в контракте. Если оговорки о форс-мажоре в контракте нет, то вопрос взыскания убытков потерпевшей стороной регулируется законодательством той страны, в которой предъявлена претензия.

Если в контракте присутствует форс-мажорная оговорка, то сторона, которая хочет ею воспользоваться, должна строго соблюдать предусмотренный в ней механизм, иначе право на отсылку к ней может быть утеряно.

К контрактам, которые регулируются законодательством одной из стран общего права, также применима доктрина фрустрации, которая подразумевает сложную систему доказывания. В частности, необходимо доказать, что контракт неисполним в связи с непредвиденными обстоятельствами, которые делают невозможным исполнение контракта одной из сторон в принципе. Однако на сегодня видится, что применить эту доктрину для снятия с себя ответственности за задержку в связи с вирусом будет очень сложно.

Если рассматривать стандартные формы контрактов ГАФТА GAFTA, то объявление карантина может быть признано форс-мажорным обстоятельством, если будет доказано, что это было непредвиденным и неизбежным препятствием для перевозки или навигации. В частности, успешным такое доказывание может быть, если задержка или иное препятствие в доставке случилось в результате запрета властей на ввоз груза в указанный в контракте порт или вывоз из него.

В случае с чартерами необходимо учитывать обязательство фрахтователя номинировать безопасный порт для погрузки или выгрузки. Даже при наличии вируса в таком порту, он все еще может быть безопасным, если нет доказательств наличия значительного риска для судозахода. Судовладельцы, которые на данном этапе отказываются «идти» в порты Китая, мотивируя это их «небезопасностью», могут затем получить обоснованные претензии от фрахтователей.

К сожалению, реальность ведения бизнеса такова, что невыполнение договорных обязательств по причинам, связанным с эпидемией коронавируса, будет неуклонно расти.

При верной процессуальной подготовке такие обстоятельства могут быть признаны в последующем обстоятельствами непреодолимой силы. Как правило, порядок уведомления о наступлении таких обстоятельств стороны фиксируют в тексте договора, обременяя себя сжатыми сроками.

Мы рекомендуем клиентам внимательно изучить договорные оговорки по форс-мажору, прописанные в торговых контрактах, и заранее подготовить необходимые уведомления для отправки контрагентам.

Можно уведомить клиентов о рисках невозможности исполнения обязательств в связи с обстоятельствами непреодолимой силы, коими признана эпидемия COVID-19, согласно принятому 17.03.2020 Верховной Радой Украины Закону Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленные на предотвращение возникновения и распространения коронавирусной болезни (COVID-19)».

Указанным нормативным актом дополнено часть вторую ст. 14-1 Закона Украины «О торгово-промышленных палатах в Украине» словами «карантина, установленного Кабинетом Министров Украины». Следовательно, если карантин установлен Кабинетом Министров Украины, его последствия могут быть расценены в качестве форс-мажора.

В целом, очевидно, что правовые последствия коронавируса пока неоднозначны и могут быть разными для разного рода контрактов и конкретных ситуаций. Каждая из сторон контрактов купли-продажи или перевозок должна быть внимательна к положениям своего контракта и своевременно следовать предусмотренным им механизмам.

В случае возникновения вопросов, мы всегда готовы оказать правовую поддержку вашему бизнесу, в том числе провести переговоры о получении соответствующих сертификатов у Торгово-промышленной палаты Украины.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции сайта

Репосты:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *