ГП «Бердянский морской торговый порт»: что достанется виртуальному концессионеру

Выступая на недавнем форуме «Украина 30. Инфраструктура» министр инфраструктуры Владислав Криклий сообщил, что 2021-й  станет годом передачи ГП «БМТП» в концессию. Что же получит вероятный концессионер вместе с изношенными кранами, которые понуро замерли в одном положении уже много месяцев? Что стоит за сокращениями — экономика, неэффективное управление или подготовка к концессии? Как получилось, что экономически стабильное предприятие оказалось в аутсайдерах отрасли?  

С середины 2017 года на предприятии параллельно идут два процесса: падение грузоперевалки и сокращение числености персонала. Ни смена руководителей предприятия в статусе и.о., ни их постоянные обещания трудовому коллективу заменить ушедшие грузы другими, ни обращения во все органы власти, ни визиты министров, ни планы передать порт в концессию пока не дали результата. «Порты Украины» попытались разобраться в событиях последних лет и увидеть перспективы одного из двух портов украинского Приазовья.

Куда пропал оптимизм?

Год 2017-й коллектив порта встречал с осторожным оптимизмом. Предыдущие два с половиной года были очень успешными. Несмотря на сложности и проблемы, связанные с началом российской агрессии против Украины, предприятие было на подъеме после двух подряд рекордных по грузоперевалке лет: в 2015 году — 4,29 млн тонн грузов, в 2016-м — 3,46 млн тонн. Второй результат практически соответствовал проектной мощности порта. Но в отличие от начала 2000-х, когда численность работников для обработки 3,5 млн тонн превышала 2000 человек, после выделения части коллектива в структуру АМПУ она стабилизировалась в районе 1200 штатных единиц. Это количество работников справлялось с резко возросшим каботажным грузопотоком руды в адрес мариупольских меткомбинатов и обеспечивало перевалку свыше 1 млн тонн зерновых.

Проводилась модернизация кранового хозяйства, закупались новые погрузчики, был проведен ремонт практически всех железнодорожных путей. На эти цели было направлено свыше 22 млн грн средств порта. По словам тогдашнего руководителя ГП «БМТП» Николая Ильина, «отчисления в бюджеты всех уровней Бердянского порта, наверное, составляют треть всех налогов, которые оплатила Запорожская область». Добавим сюда и норму 75% отчислений дивидентов госстивидора в госбюжет по итогам года, которая сдерживала развитие предприятия.

Основными вызовами БМТП в начале 2017 года были увеличение тарифов на перевозку грузов по железной дороге; потеря грузовладельцами контроля над предприятиями в ОРДЛО; демпинг тарифов государственными портами в ответ на требования грузовладельцев; задержки с дноуглублением подходов к порту и возле причалов, которые ограничивали грузоподъемность судов; демпинг со стороны нового портового оператора «Аскет-Шиппинг», зарегистрированного в середине 2016 года и обвалившего перевалку зерновых для госстивидора.

Николай Ильин — и.о. директора ГП «БМТП» в 2014-2017 годах. На церемонии награждения
победителей Национального морского рейтинга 2015 года. Фото «Портов Украины»

«Грузов не хватает, мощностей более чем достаточно, и от демпинга удержаться невозможно. Мы были вынуждены играть в эту игру. К тому же у нас очень серьезный конкурент появился (…) Это «Аскет Шиппинг». Он серьезно сбил цены за перевалку зерна, поэтому мы вынуждены были отреагировать и также опустили свои тарифы вплоть до установленных частной фирмой», — отмечал Николай Ильин в начале 2017 года. К тому моменту группа «Метинвест» фактически потеряла контроль над Макеевским и Енакиевским меткомбинатами. «Поэтому нам необходимо ориентироваться на грузы, которые производятся в непосредственной близости от нас», — говорил Ильин.

К вызовам для порта добавилось начало строительства в 2016 году моста через Керченский пролив, последовавшую за ним блокаду Россией Азовского моря в 2018 году, а также изменившуюся коньюнктуру на рынке металлопродукции.

Госстивидор проводил активные переговоры и с «Метинвестом» с целью переориентировать на Бердянск часть грузов запорожских предприятий холдинга, и с зернотрейдерами.

Но 30 марта 2017 года следователи областного управления Нацполиции в сопровождении бойцов Департамента защиты экономики заблокировали здание управления и произвели выемку документов в рамках возбужденного уголовного дела. Вслед за этим 5 апреля находившемуся на больничном и. о. директора БМТП Ильину попытались вручить подозрение о совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 364 Уголовного кодекса Украины «Злоупотребление властью или служебным положением». Забегая наперед скажем, что полиция и прокуратура довели дело до суда. И даже до обвинительного приговора. Хотя сам приговор по статье, предполагающей до шести лет лишения свободы, в итоге свелся к просроченному по сроку давности административному штрафу в 185 грн. А в декабре 2020 года Днепровский апелляционный суд признал незаконным и этот приговор Бердянского горрайонногосуда.

Ильин неоднократно утверждал, что «маски-шоу», уголовное дело, последовавшее незаконное увольнение, отсутствие реальной помощи порту со стороны МИУ — результат деятельности должностных лиц МИУ, направленных на доведение порта до банкротства в интересах частных стивидоров и чиновников.

В пользу этой версии говорит и факт, что Ильин еще в 2015 году был признан победителем соответствующего конкурса, проводимого МИУ, но так и не был назначен на эту должность, почти три года оставаясь в статусе и. о. Тогда министерство в лице замминистра Юрия Лавренюка и министра Владимира Омеляна рассказывало о многочисленных нарушениях, выявленных при проверке деятельности предприятия, например в ведении бухгалтерских документов и учете имущества.

Все последовавшие события и результаты деятельности новоназначенных и. о. (с 2014 года все руководители предприятия пребывали в этом статусе) не позволяют утверждать, что целью МИУ было развитие порта. Руководителя предприятия, которое третий год перевыполняет планы, работает эффективно и прибыльно даже в зимний период, является одним из главных доноров местных бюджетов, не имеет задолженности перед госбюджетом, увольняют с обвинениями в плохой работе, со скандалом, по надуманному предлогу, даже не объявив перед этим выговора. Двух пришедших ему на смену, при которых порт резко ушел «в минус» увольняли по собственному желанию.

Уже 20 апреля МИУ назначило и. о. директора ГП «БМТП» Богдана Бабца, ранее около года работавшего и. о. заместителя директора ГП «Николаевский морской торговый порт». Так в БМТП начинался «николаевский период».

«Николаевский период»

Два следующих руководителя БМТП до этого практиковались в руководстве ГП «Николаевский МТП», который, по информации Госаудитслужбы, с 2013 года не осуществлял стивидорной деятельности, занимаясь только сбором арендной платы за имущество, сданное в аренду частным компаниям.

Богдан Бабец (в центре) — и.о. директора ГП «БМТП» в 2017-2018 годах. Перед пикетом портовиков
на входе в управление ГП «БМТП», апрель 2017 года. Фото Сергея Белоусова

Стартовал этот период с пятинедельного противостояния между трудовым коллективом БМТП и новоназначенным и. о. директора. Митинги и круглосуточные пикеты работников не пропускали Бабца в здание управления до 2 июня 2017 года. В этот день Богдан Бабец, в присутствии начальника Департамента морского и речного транспорта МИУ Александра Басюка и с согласия министерства, подписал соглашение с трудовым коллективом, в котором были закреплены важные для сохранения стабильной работы предприятия и трудового коллектива позиции. Новый руководитель, в частности, обязался:

  • вести работу, направленную на сохранение ГП «БМТП» как единого имущественного комплекса;
  • обеспечить сохранение существующего по состоянию на 1 июня 2017 года штатного расписания ГП «БМТП»;
  • не увольнять и не совершать каких-либо других действий, следствием которых могут быть увольнения работников ГП «БМТП», в том числе первого и других заместителей директора, главного бухгалтера, главного инженера, руководителей структурных подразделений, служб и отделов госстивидора;
  • ежемесячно отчитываться об основных хозяйственно-экономические показателях деятельности ГП «БМТП».

К чести Бабца, он старался выполнять соглашение, напоминающее скорее условия концессионного договора. При этом экономическая ситуация на предприятии не улучшалась. На ранее заключенных договорах были перевыполнены плановые задания двух кварталов года, затем показатели перевалки стали падать, с декабря 2017 года порт перешел на четырехдневную рабочую неделю.

Одновременно порт лишился других стабильных источников дохода. Например, буксирными услугами занялась николаевская компания «Портосервис» из группы предприятий, которые связывали с николаевцами Леонидом Крючковым и Владимиром Пинькасом. Поговаривали, что последний был замечен в Бердянском порту изучающим документацию предприятия в нерабочее время. Тогда же в штатном расписании появились новые должности — заместителя директора порта по безопасности и советника, которые тут же были заняты бывшими работниками МВД из Запорожья. В августе появились еще две должности советников и сформирована группа советников с окладами на уровне начальников отделов.

К лету 2017 года стало ясно, что новые грузопотоки взять неоткуда. «Метинвест», прогнозируя ситуацию с керченским мостом, переориентировал грузы в другие порты, а задекларированное сотрудничество нового руководителя с «Аскет Шиппингом» по зерну не задалось.

Появились первые признаки подготовки к сокращению штата. Председатель профкома предприятия Василий Гривко сообщил, что в коллективе пошли слухи о будущих сокращениях, заверив, что пока соглашение с администрацией выполняется, а сокращаться будут в первую очередь вакантные должности, кроме докеров-механизаторов, или те, которые освобождаются, например по причине ухода работника на пенсию.

Предприятие закончило 2017 год с прибылью в 24,5 млн грн, перевалив 1,4 млн тонн грузов и выполнив годовой план на 56%. Это был последний «миллионный» и прибыльный год ГП «БМТП».

Новый и. о. «эффективного менеджера»

В марте 2018 года на должность первого заместителя директора порта был назначен Александр Трощенков, работавший до этого и. о. директора ГП «Николаевский МТП». Через три недели он был назначен очередным и. о. директора ГП «БМТП». Интересно, что «аваковские птенцы» уволились из порта одновременно с Бабцом.

Александр Трощенков – и.о. директора ГП «БМТП» в 2018-2020 годах. Фото Евгения Гныбиды

Трощенков сразу сообщил коллективу, что быстро привлечь новые грузы в порт он не надеется. Задача, которую перед ним поставило МИУ — «обеспечить эффективную работу предприятия». Портовики задались вопросом: «А какие же задачи министерство решало, увольняя руководителя, который как раз обеспечил эффективную работу?» «В условиях снижения грузопотока оставить предприятие прибыльным можно только путем снижения затрат, главная статья которых — фонд заработной платы. Значит, готовьтесь», — отвечали «знающие» сотрудники.

В апреле, при подведении итогов первого квартала, стало известно об убытке в 28 млн грн и о том, что расходы на управленческий аппарат составляют 17% в структуре себестоимости услуг предприятия. В мае, на совете бригадиров, ситуация была конкретизирована: «Метинвест» готов вернуть часть грузов в порт, если будут снижены тарифы, сделать это без снижения фонда оплаты труда будет невозможно. Поэтому до сентября необходимо уменьшить штат управленцев. Но докеров сокращать не будут!

Добавим, что в 2014-2017 годах БМТП признавалось победителем конкурса на звание «Лучший работодатель Бердянска», проводимого городскими властями, в категории предприятий с более чем 1000 работников. По иронии судьбы последним, кто получал эту награду за работу предшественников в марте 2018 года, стал Трощенков.

В этот период в номенклатуре грузов появились комплекты оборудования General Electric для Ботиевской и Приморской ветроэлектростанций ДТЭК. Однако процесс сокращений, названных «оптимизацией», уже был запущен, несмотря на возражения профсоюзной организации. Сообщалось о необходимости сократить фонд зарплаты не менее чем на 10% (около 100 рабочих мест) и о сокращении к середине года 24,5 незанятых ставок. В первом полугодии было обработано 454 тыс. тонн грузов, убытки порта составили около 31 млн грн. Порт начал «проедать» деньги, ранее предназначавшиеся на строительство зернового терминала, от планов строительства которого отказались еще при Бабце. Взамен порт приобрел две судопогрузочные машины мощностью около 300 тонн в час, которыми планировалось составить конкуренцию «Аскет Шиппингу», работавшему по такой же технологии «кузов-причал-трюм». Была информация, что к работе приступила только одна из них.

Снижение тарифов, якобы устроившее «Метинвест», не добавило его продукцию в номенклатуру грузов, зато снизило зарплату докеров.

Финплан предприятия на 2019 год, опубликованный на сайте МИУ, сообщает: в 2018 году порт переработал 889,7 тыс. тонн грузов с убытком 42,6 млн грн. Собственный капитал порта уменьшился с 406,4 млн грн до 353,2 млн грн. Численность работников сократилась с 1125 до 1022 человек. А в 2019 году планировалось продолжить сокращения до 987 человек.

В середине 2019 года начала работу очередная комиссия по «оптимизации» численности трудового коллектива. На конец октября анонсировалось увольнение 33 человек. Цель «оптимизации» сформулировал Трощенков: «Мы должны осознавать, что в существующем экономическом положении мы очень быстро исчерпаем наши резервные средства и тогда у нас не останется даже шанса для маневра».

Тут руководитель не ошибся. По итогам 2019 года собственный капитал порта уменьшился до 268,4 млн грн, убыток увеличился до 49,8 млн грн, численность работников сократилась до 940 человек, вместо запланированных 987. Это объясняется тем, что начали увольняться докеры, посаженные на «голые» оклады с редкими «премиями» к двум праздникам. Некоторые из них поехали укреплять экономику Польши и, возвращаясь домой, описывали коллегам, что на самом деле означает «наладить эффективную работу предприятия». По итогам года было перевалено 532,3 тыс. тонн грузов.

2020 год начался с заявления министра инфраструктуры Владислава Криклия на церемонии подписания договоров о передаче в концессию ГП «ХМТП» и ГП «СК «Ольвия», что БМТП рассматривается в числе ближайших объектов концессии. Дважды в течение года в порту работал французский эксперт Андре Мерьен (специалист французской консалтинговой компании Egis International — ред.), который готовил проект предварительного ТЭО развития госстивидора. Внимание эксперта акцентировалось на том, что БМТП является универсальным портом, где эффективно могут прорабатываться не только зерновые, но и навалочные, тарно-штучные, наливные грузы и негабаритное оборудование (в частности, ветроэнергетическое).

Однако очередь из инвесторов в 2020 году не выстроилась, и надежды на концессию перенесли на 2021 год. В отсутствие грузов докеры не сидели без дела. Как сообщил информресурс предприятия, в июне 2020 года на пустом причале прошел конкурс профессионального мастерства докеров-механизаторов — соревновались водители погрузчиков и крановщики.

Тем временем осенью 2020 года коллектив порта в очередной раз был поставлен перед фактом. Появилась официально неподтвержденная цифра о сокращении 58% работников. «Без предварительного обсуждения директор был вызван в Киев, где ему и сообщили, что нужно сократить половину сотрудников», — заявил на очередном митинге портовиков председатель профкома порта Василий Гривко в начале сентября.

Иначе говоря, речь шла о сокращении более 500 человек! Вслед за этим 13 октября 2020 года и. о. директора порта был назначен Николай Таранов, до этого три десятилетия работавший начальником смены грузового района, пришедший в Бердянский порт в 1979 году. «Николаевский период» закончился. Начался период неопределености.

Период неопределенности

В 2020 году БМТП перевалил около 707,4 тыс. тонн грузов. Убыток составил 34,2 млн грн, собственный капитал порта снизился до 241,9 млн грн. Численность работников уменьшилась до 831 человек.

План грузопереработки БМТП на 2021 год рассчитывается на уровне 920 тыс. тонн. Проект финплана на 2021 год, отправленный в МИУ, предусматривает сокращение персонала в этом году до 616 человек, из которых 18 — административно-управленческий персонал и 597 работников.

Николай Таранов — и.о. директора ГП «БМТП» с октября 2020 года. Фото Евгения Гныбиды

Предприятие продолжает деградировать. В январе 2021 года ГП «БМТП» попросило главу Запорожской ОГА провести перезачет налоговых платежей, которые ранее госпредприятие заплатило авансом. Предполагается, что это должно выправить экономическое положение госстивидора. Тем временем часть управленцев с четырехдневной недели переведена фактически на двухдневную. Кроме того, временно, до июля, заморожены соцвыплаты, например материальная помощь в размере месячного оклада при уходе в отпуск.

При подготовке материала в администрацию предприятия был отправлен информационный запрос с предложением ответить на ряд вопросов о путях выхода из кризисного состояния. На момент публикации ответа из ГП «БМТП» не поступило.

Тем не менее, можно прогнозировать, что в 2021 году не произойдет значительного увеличения объема грузопотоков ГП «БМТП». Против этого такие объективные причины:

  • отсутствие замещения базовых грузопотоков предприятий, находящихся в ОРДЛО;
  • рост стоимости морского фрахта из-за угроз задержек в Керченском проливе;
  • задержки в проведении дноуглубительных работ для поддержания проходных глубин на уровне официально объявленной осадки 7,9 метра (установлена с июня 2020 года);
  • отсутствие электрификации участка железной дороги на участке Пологи—Бердянск, проблема несвоевременной доставки грузов из-за нехватки тепловозной тяги в «Укрзализныце», связанные с этим неконкурентные тарифы на железнодорожные перевозки металлопродукции;
  • отток значительного количества постоянных грузопотоков Запорожского и Приднепровского регионов на порты Черного моря;
  • наличие в порту Бердянск четырех частных портовых операторов, три из которых специализируются на переработке зерна. Высокая конкуренция не позволяет ГП «БМТП», вынужденному закладывать в тариф «белые зарплаты» и отчисления с них, расходы на инфраструктуру и социалку в виде поликлиники, спортклуба и т. д., существенно увеличить объемы переработки зерновых;
  • из-за кризиса в «зеленой энергетике» Украины после действий правительства, эпидемии коронавируса COVID-19 в Китае и Западной Европе — странах-поставщиках оборудования для ВЭУ — поставки ветроэнергетического оборудования перенесены на неопределенный срок.

А передача предприятия в концессию имеет смысл только в том случае, если концессионер сумеет, вдобавок к имеющимся у порта договорам, обеспечить годовой грузопоток не менее 1 млн тонн. Это позволит перейти точку безубыточности, даст возможность погасить имеющиеся долги и произвести рестарт предприятия.

Репосты:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *