Алексей Вадатурский: «Мы хотим, чтобы Украина была морской державой, а не страной у моря»

В 2021 году «Нибулон» отмечает тридцатилетие. Основателям и команде есть чем гордиться: мощный портовый комплекс и 12 речных терминалов, крупнейший речной флот, рейдовая перевалка. Однако к годовщине Верховная Рада преподнесла «подарок», приняв закон «О внутреннем водном транспорте». Руководители компании неоднократно критиковали принятый закон. «Порты Украины» поговорили с генеральным директором «Нибулона» Алексеем Вадатурским о том, с каким настроением компания приближается ко дню основания и как повлияет принятый закон на работу этого крупнейшего игрока, который много лет системно инвестирует в развитие внутренних водных путей Украины.

— Прошедший календарный год был тяжелым для агросектора Украины из-за снижения урожая зерновых. С какими показателями закончил его «Нибулон»? Какой объем перевозки зерновых на внутренних водных путях и перевалки ваших речных терминалов?

— Мы довольны результатом работы компании в 2020 году. У нас лучшая речная инфраструктура, флот, мы самостоятельно занимаемся рейдовой перевалкой. Сегодня мы можем обеспечить всю цепочку — от товаропроизводителя к конечному потребителю, делая украинского агрария участником международного рынка зерна. Это наша стратегическая задача, и каждый год мы благодаря нашей развитой инфраструктуре и флоту достигаем увеличения показателей. Даже прошлогодний недобор по урожаю зерновых, который наблюдался в Украине, не повлиял на наши планы и показатели.

Если говорить о внутренних водных путях, то в 2020 году мы показали лучший результат за все годы: наш флот перевез 4,14 млн тонн грузов, в 2019 году было 3,8 млн тонн. В 2021 году мы планируем довести объемы перевозок до 4,5 млн тонн — и достигнем этого обязательно. Независимо от конъюнктуры внешнего и внутреннего рынка, мы доказываем, что наша компания самодостаточна, что мы сами генерируем грузопоток, влияем на рынок.

Буксирно-баржевый состав «Нибулона» на Южном Буге. Фото: nibulon.com

— Как этого удалось достичь?

— Важную роль играет увеличение флота компании и то, что в прошлом году мы построили еще один новый современный речной терминал в Днепропетровской области — филиал «Зеленодольский». Кроме того, мы разрабатываем и внедряем современные технологические и организационные решения для повышения эффективности работы флота, что позволяет повысить его оборачиваемость.

Филиал «Зеленодольский» (Днепропетровская область). Фото: nibulon.com

— Сколько зерна было перегружено на рейде? И какие у вас стратегические планы по развитию рейдовой перевалки?

— Введенный в эксплуатацию в сентябре 2019 года 140‑метровый самоходный плавкран Nibulon Max оптимизировал работу всего флота нашей компании. Только за первый год своей работы кран продемонстрировал высокие показатели по отгрузке сельхозпродукции на экспорт — более 2,5 млн тонн. Для сравнения: до начала его работы для обработки аналогичных объемов грузов нужно было задействовать сразу три плавкрана компании. Сейчас наши технические возможности перевалки исключительно на рейде составляют 6 млн тонн, что уже превосходит мощности нашего морского перегрузочного терминала в Николаеве.

Мы перегружаем на морские суда не только свой груз, но и груз таких компаний, как ADM, COFCO, РOSCO. Ведь мы абсолютно не боимся конкуренции.

Самоходный плавкран Nibulon Max. Фото: nibulon.com

— Какую часть из перевезенных в 2020 году грузов составляет зерно с полей самого «Нибулона», а какую — грузы сторонних компаний, которые фрахтовали ваш флот?

— Здесь не стоит разграничивать. С одной стороны, наша компания обрабатывает 80 тыс. гектаров земли. С другой — мы являемся субъектом внешнеэкономической деятельности. Мы, скажем, помогаем фермерам вырастить зерно, финансируем, обеспечиваем минеральными удобрениями. Когда они рассчитываются с нами по сделкам, зерно переходит уже в нашу собственность. Таким образом мы приобретаем это зерно у фермеров за три-четыре месяца до того, как экспортируем его в 20 стран за рубежом.

— В позапрошлом году компания начала работать с таким грузом, как металл. Продолжили ли вы такие перевозки в каботаже, и какие планы на будущее? Какие еще грузы вы рассматриваете для себя как перспективные?

— Да, сегодня наш флот перевозит не только зерно, но и стройматериалы, металл, уголь, херсонские арбузы и дыни, а также крупногабаритные грузы. Мы строим флот, который предназначен как раз для перевозок не только зерновых, но и контейнеров и генеральных грузов. Мы готовы работать с любыми грузами и сможем предложить конкурентную стоимость перевозки.

Рейдовая перевалка «Нибулона». Фото: nibulon.com

— В конце 2020 года Верховная Рада приняла закон «О внутреннем водном транспорте». Он допустит к работе в каботаже на внутренних водных путях Украины суда под иностранным флагом. «Нибулон» давно выступал против подобного законопроекта, а в последние годы открыто об этом говорили и другие компании. Ожидаете ли вы ужесточения конкуренции среди перевозчиков уже со следующего года, когда нормы закона начнут действовать?

— Принятый законопроект — это крест на национальном речном судоходстве, это неподконтрольный рынок топлива, контрабанда, удар по экологии. Сегодня сделано все, чтобы Украина имела убыток, не было судоходства и украинского судостроения. Закон позволяет уничтожать экологию, ведь он предусматривает возможность свободного сброса судовых сточных вод на ходу, что противоречит не только экологическому законодательству Украины, но и здравому смыслу. Украина на 125‑м месте из 180 стран по запасам питьевой воды на душу населения. Водой реки Днепр пользуется более 10 миллионов жителей Украины и более 10 тысяч предприятий. Предложено использовать системы очистки по стандартам сброса в морскую соленую воду. В Украине нет возможности контролировать сброс сточных вод на ходу, тем более с одновременным анализом степени очистки.

Против этой нормы выступал Комитет по вопросам экологической политики, Минэкологии и Министерство здравоохранения, но их не услышали. Я сам говорил чиновникам и депутатам: вам что, будет приятно, если эти сточные воды будут выбрасываться в Киеве напротив пляжей и жилых домов?

Я могу констатировать одно, что главное обещание авторов закона и чиновников Мининфраструктуры — сделать внутренние водные перевозки дешевыми — выполнено не будет. Посмотрите на недавний кейс с «Укрзализныцей»: в Украину завезено 7500 вагонов с исчерпанным ресурсом эксплуатации, которые годятся только на металлолом. Сейчас эти вагоны в связи с профицитом вагонного парка находятся в простое. Это уничтожение целой отрасли железнодорожных перевозок. Теперь так же придут на украинские реки суда из России и будут вытеснять украинских игроков. Это будут старые суда, в том числе Волго-Доны и Волго-Балты, которые построены в 60‑х или 70‑х годах прошлого века. Мы еще увидим аварии, подобные тем, которая произошла с судном Delfi в Одессе. Собственно, недавно наши буксиры помогали тушить пожар на судне Prince 4 на рейде у Очакова.

Когда суда-калоши под иностранным флагом повредят какой-то из шлюзов, это будет мирового уровня катастрофой. А если это диверсия? Никто ведь не проверяет, что это за суда, кто за ними стоит. Мы писали в Министерство обороны и получили ответ, что министерство не является субъектом законодательной инициативы, а депутаты не дали законопроект на согласование. Получается, депутаты, которые за законопроект проголосовали, никакой ответственности не несут.

Перегрузочный терминал компании в Николаеве. Фото: nibulon.com

— «Нибулон» — компания национальная, и вы всегда были за то, чтобы работать в украинском законодательном поле, платить здесь налоги и т. д. Но закон дает на реках преимущество иностранному флагу. Допускаете ли вы возможность перерегистрировать часть флота в иностранной юрисдикции с тем, чтобы при этом не злоупотреблять «мягкостью» чужого регистра и держать свои суда в отличном состоянии, а экипажи по-прежнему обеспечивать на достойном уровне?

— Когда я ходил по всем властным кабинетам и спрашивал, хотят ли они, чтобы «Нибулон» перешел под иностранный флаг, мне отвечали, что сделать этого не позволят. Что «Нибулон» должен платить акцизный сбор. Я спросил: «Мы что — в резервации?» Мне сказали: «Если хотите, можете так считать». То есть в резервации решили держать компанию, которая инвестировала в развитие внутренних водных путей и развитие украинского флота больше, чем все другие субъекты хозяйствования вместе взятые, и больше, чем министерство за годы независимости вкладывает в содержание критической инфраструктуры.

Мы хотим, чтобы Украина была морской державой, а не страной у моря с флотом под флагами Панамы или Коморских островов. Но власть этого почему-то не хочет. Это не укладывается в голове: чиновники самого высокого уровня просят разрешения со мной селфи сделать — мол, вы же выдающийся человек, патриот и герой Украины — и они же принимают законы, которые вредят Украине, национальным интересам.

Я хочу подчеркнуть, что мы не боимся конкуренции и все равно будем успешно наращивать объемы перевозки по рекам. Собственно, мы ведь выступали против допуска иностранного флота на реки не потому, что боялись не выдержать конкуренцию. Мы делали это в интересах Украины и в интересах интеграции нашей страны в ЕС. Мы только за равные экономические права. Мы не просим преференций.

В ЕС, США, Великобритании и других странах не допускают к экономической деятельности на внутренних водных путях суда под флагами всего мира, а в условиях наличия каскада шлюзов, как на Днепре — это вопрос не только экономической безопасности, но и национальной безопасности в целом.

Погрузка зерна на перегрузочном терминале филиала «Козацкий» (Херсонская область). Фото: nibulon.com

— «Речной» законопроект был разработан и в том или ином виде стал попадать на голосование в Верховную Раду уже давно. И топ-менеджеры «Нибулона» были даже вынуждены заняться политикой, заняли депутатские кресла. А на прошлых выборах оказались соперниками партии власти. Повлияла ли политика на принятие закона?

— Тут нет и не было никакого соперничества. Я патриот Украины, у нас семейная украинская компания, и мы выступаем в защиту интересов нашей страны. Мы никогда не лоббировали свои интересы, не просили преференции для одного только «Нибулона». Когда Президент Украины, министры и народные депутаты были в Николаеве, я задал вопрос Владимиру Зеленскому, а тот переадресовал его министру инфраструктуры Владиславу Криклию — о том, кто разрабатывал законопроект, то министр замялся. Он стал ссылаться на депутатов. Но законопроект разрабатывали еще во времена Януковича. И это худший его вариант. Наверное, даже предшественникам не снилось, что в таком вот варианте примут закон.

Никакие рестораторы, фотографы или директора карьеров не могут написать такой закон на триста страниц. И большинство законопроект не читали. Команда должна отчитываться, что закон принят ради кредитной линии Украины — они так и сделали. Я был удивлен, что можно проигнорировать указание президента. Встречи с бизнесом, местной властью были формальными. «Нибулон» был, есть и будет. А вот будет ли украинский речной флот, судостроение — теперь под большим вопросом.

Что касается политики, то после Революции достоинства я и члены моей команды поверили, как и многие другие люди, что собственными силами можем помочь Украине достичь лучшего будущего, сделать ее хорошей европейской страной. Мне после Революции предложили идти в политику — но я отказался, ведь понимал, что больше могу сделать для страны как руководитель компании. А мой сын Андрей стал депутатом Верховной Рады. Но он не лоббировал интересы нашей компании. Если посмотреть те законы, соавтором которых он стал или участвовал в наработках, то их много — 186. Так можно сказать, что он лоббировал развитие мелкого виноделия в Украине или выступал за решение вопросов, касающихся медицины, автотранспорта… Но этого почему-то никто не замечает, а обращали лишь внимание на то, что он соавтор законопроекта о внутреннем водном транспорте. Но это же логично, что депутат, который вышел из бизнеса, знает специфику работы водного транспорта, предлагает законопроект, который касается именно этого. Он стал соавтором законопроекта, имея значительный опыт работы, и писал его нормы как специалист.

Погрузка строительных грузов. Фото: nibulon.com

— Если смотреть по «перепалкам» в СМИ, то иногда складывалось впечатление, что это конкретно политическое противостояние, и законопроект направлен конкретно против «Нибулона», хотя противников иностранного флота на реке уже стало куда больше…

— Когда закон приняли, мне многие присылали поздравления — люди были уверены, что если он принят, то он в интересах Украины, что в нем есть необходимые нормы, которые помогут развивать внутренние водные пути. Мне приходилось объяснять, что это не так.

Нет никакой государственной позиции. Все принимают ради галочки, соглашений, выполняя волю кукловодов. У нас такими кукловодами являются финансово‑промышленные группы. Годами ради них власть гнет свою линию. Так, в 2013 году был принят закон «О морских портах Украины», который ведет к тому, что финансово‑промышленные группы станут владельцами портов. Переход флота государственной компании, Украинского Дунайского Пароходства, под флаг Словакии — разве это государственный подход? С принятием закона «О внутреннем водном транспорте» не исключено, что уже завтра флот государственной компании АМПУ уйдет под иностранный флаг.

Когда мы сказали президенту о том, что законопроект открывает путь контрабанде горючего, он сказал, что все ветви власти должны быть задействованы в том, чтобы контрабанда не процветала. Президент обратился к министру инфраструктуры Владиславу Криклию, но тот сказал, что это ответственность правоохранительных органов. Тогда президент дал распоряжение главе фракции Давиду Арахамии и депутатам, чтобы этот вопрос урегулировать. Но что мы имеем в результате: созданы схемы для завоза контрабандного топлива в Украину, десяток танкеров бункеруют суда, курсирующие у территориальных вод Украины, а акциз на реках в основном платит компания «Нибулон».

— Как повлияет принятие закона о ВВТ на планы компании «Нибулон»?

— Мы продолжаем работу и не боимся конкуренции. Сегодня общий объем мощностей для хранения зерна компании составляет 2,25 млн тонн. Мощности по хранению зерна компании на реке составляют 1,13 млн тонн — это главный перегрузочный терминал для перевалки зерновых и масличных грузов в Николаеве на Днепровско-Бугском лимане и 12 филиалов на Днепре и Южном Буге.

— Для судостроительного завода «Нибулон» сегодня открылись и новые возможности, такие как строительство катеров для украинских пограничников. Но строить вы будете совместно с французской компанией как субподрядчик. Как были достигнуты договоренности?

— Все эти договоренности были достигнуты не благодаря украинским чиновникам, а вопреки. За нас никто и слова не замолвил. Французским партнерам рассказывали о других предприятиях, возили их по другим заводам. О «Нибулоне» делегация узнала от посла Франции, они сами позвонили нам и приехали посмотреть наше предприятие. На тот момент у них уже были договоренности на высшем уровне относительно того, с кем строить эти катера. Но, несмотря на это, они приняли решение отдать заказ «Нибулону». Потому что у нас самый современный в Украине судостроительный завод с самыми современными производственными линиями, который на момент визита построил уже 80 единиц флота. У нас работает тысяча лучших специалистов. Французы сказали, что наш уровень можно сопоставить с уровнем их компании, которая строит эти катера. Они выбрали нас, ведь им нужен надежный партнер. Это же их ответственность за качество, за своевременное выполнение контракта. Первые суда будут спущены на воду в 2022-2023 году.

Спуск на воду несамоходного судна проекта В1500. Фото: nibulon.com

— Что даст вам этот контракт? Он выгодный или речь больше идет о приобретении нового опыта (новые для вас технологии) и возможности выйти на новые рынки?

— Да, для нас это вопрос престижа — мы хотим развивать украинский флот для усиления системы морской безопасности и защиты границ Украины. Мы хотим доказать, что украинские судостроители могут строить флот на самом высоком уровне. У нас много хороших проектантов, конструкторов. Конечно, на первом этапе возможно насыщать частично какими-то иностранными комплектующими, которых сами еще не производим. Но в дальнейшем судостроение должно развиваться, мы должны стать самодостаточными и научиться делать все сами.

— При всех разочарованиях, которые были на законодательном уровне, «Нибулон», судя по всему, имеет хороший запас прочности, так что может пережить более сложные времена, и там, глядишь, будут новые люди во власти, которые будут помогать развивать речные перевозки, судостроение…

— Знаете, просто жаль энергии, которая была потрачена на то, чтобы отстоять интересы отраслей. Жаль времени, потраченного на общение с чиновниками, которые все равно не хотят дать развиваться судостроению и так далее.

Но, с другой стороны, мы чувствуем поддержку людей, поддержку профессионалов отрасли. Меня всегда радует, когда в зарубежных аэропортах ко мне подходят украинские судостроители, благодарят меня и делают со мной селфи. Они знают, как много мы сделали для украинских судостроителей, для этой отрасли. И не только для нее. У нас в компании 7000 человек, каждый год зарплат платится на 1,5 млрд грн. Ежегодно мы около миллиарда гривен налогов платим. Это о чем-то да говорит.

Специалисты морской отрасли три года подряд выбирали меня человеком года в Национальном морском рейтинге. Я директор аграрной компании из Николаева, который смог стать человеком года в морской отрасли, а наш «Нибулон» стал и судоходной компанией, и судостроителем… Мы и дальше будем развиваться, будем достигать новых рекордов. 30 лет — это только начало!

Репосты:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *